Технический прогресс и добыча в Арктике приведет к повышению стоимости российских недр в несколько раз

По оценке Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от стоимости российских запасов полезных ископаемых носит статистический характер и не является значимым маркером для национальной экономики, – заявил эксперт в области энергетики Игорь Юшков.

Тот факт, что Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации впервые оценил значение полезных ископаемых в стране, суммарные запасы нефти оцениваются в 39,6 трлн и природный газ на 11,3 трлн. Кроме того, коксующийся уголь в России встретился в размере 2 триллионов рублей, из железной руды в 808 миллиардов рублей, алмазов в 505 млрд, а золота на 480 миллиардов рублей.

Общая стоимость всех акций составляет 55,2 трлн. рублей, что равняется 60% национального ВВП в 2017 году. Кстати, все расчеты Министерства природных ресурсов был сделан на основе статистических и рыночных цен данные для 2017 календарный год.

В то же время, возникает вопрос, как все это оценивать – как интересно, но практически бесполезно статистики или маркер, который имеет далеко идущие последствия. Также очевидно, что эти цифры являются летучими.

Перед нами типичный отраслевой обзор

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков в разговоре с ФБА «Экономика сегодня», — сказал нам стандартных исследований.

«Все Министерства РФ, в том числе Министерство природных ресурсов, пытаясь привлечь внимание и показать, что это эффективно и в полном объеме выполняет свои обязанности. Анализ, связанный с этим», — говорит Юшков.

Полезные ископаемые в России, ответственное министерство природных ресурсов – в основном, это лицензирование, т. е. выдача разрешений на разработку отдельных видов полезных ископаемых в России. Он расположен в офисе Федерального агентства по недропользованию Российской Федерации.

«Естественно, каждое министерство РФ хочет показать свою значимость и продемонстрировать тот факт, что она имеет дело с наиболее важными вопросами и неудивительно, что Министерство природных ресурсов Российской Федерации уделяет особое внимание анализу минеральных ресурсов. На самом деле, это показывает, что «мы распространяем все крупные российские богатства», — резюмирует Юшков.

По мнению эксперта, эта оценка весьма относительна, поскольку Россия до сих пор не имеет собственной системы минералов, как и в других государствах, в которых преобладает расчет на основе экономической целесообразности.

«Экономическая целесообразность здесь заключается в том, что так считают только те резервы, которые в случае производства и продаж обеспечивает рентабельность производства. Мы тоже пока это требование не будет учтено», — заключает Юшков.

В России с советских времен существовала система «АВС», которая подразумевает, что, если наша земля-то есть, это все запасы и экономической рентабельности не учитывается. В результате, компании, которые выигрывают тендеры на добычу, ты делаешь после этой экономической переоценки показатель «геологические запасы» с учетом экономической рентабельности.

Кстати, здесь есть пример Венесуэлы, которая называет себя самой богатой в стране запасов нефти в мире, несмотря на то, что рентабельность ее производства зачастую выходит за пределы экономической целесообразности.

Это видно потому, что базовый уровень добычи нефти в стране в последние годы сокращается, и это является результатом того, что производство там дорого, и не каждое предприятие платит сам за себя, и это проявляется в работе нашей компании в Венесуэле.

Реальные российские акции очень трудно просчитать

«Таким образом, данные Министерства природных ресурсов оценить очень сложно, хотя бы потому, что непонятно, как мысль этого отдела – с точки зрения российских и международных стандартов, а именно с экономической точки зрения является чрезвычайно важным», — говорит Юшков.

По словам Игоря, если брать то, что в русской земле, эта цифра выходит довольно небольшой, как в Арктике, где ресурсы на крупную сумму. Если мы считаем, согласно Международной классификации, то он пересчитывается каждый год, потому что рыночные цены меняются в мире, и это, конечно, отражается на любой фигуре из этого расчета.

«Например, чем дороже масло, тем больше он находится в таком расчете, и чем меньше – тем меньше, так как надо отрезать многие из акций, которые просто нерентабельно производить. Так, здесь есть свои тонкости», — резюмирует Юшков.

Таким образом, технический прогресс и развитие проектов в Арктике приведет к повышению стоимости российских недр, которое только подтверждает субъективность и контекстная аналогично расчетам Министерства природных ресурсов.

Можно вспомнить и американский сланцевый сектор, где падение цен на нефть, на одной из шахт проданной нефти добавки – он был настолько низкого качества, что это в какой-то момент продать было невозможно.

«С учетом значимости этих показателей для российской экономики, у нас, например, требования о акции в энергетическом секторе, когда для того, чтобы ТЭЦ гарантированно выполнили свою работу, они должны накопить определенное количество угля», — говорит Юшков.

Остальные все играют косвенную роль, но не так сильно, как в США, где особую роль играет уровень работающих нефтяных вышек.

Следуйте за нами на Яндексе

Вам также может понравиться

About the Author: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *